Женщины в обществе самураев

                                          Женщины в обществе самураев
                                                                         Автор: О.С.А.

ЖЕНЩ3
В период Хэйан (с 794-го по 1185 гг. Слово «Хэйан» в переводе означает мир, спокойствие) женщины играли немаловажную роль во взаимоотношениях между аристократическими кланами. Дочь безоговорочно подчинялась родителям даже после замужества, через замужнюю дочь ее семья оказывала влияние на семью зятя. В японском обществе вдова могла унаследовать поместье и состояние мужа.

В период Камакура (с 1185-го по 1333 гг. Назван по имени города Камакура, поначалу небольшой деревни, ставшей центром первого сёгуната в Японии) женщина, принадлежавшая к сословию самураев, имела право явиться ко двору и потребовать защиты ее прав на наследство. Такими же правами обладали вдовы вассалов-гокэнин. При камакурском бакуфу существовал особый чиновник, разрешающий споры из-за наследства (монтюдзё). Во время регенства Ходзё (1210-1333) правительство усилило надзор за гокэнин, а за соблюдением прав женщин перестали следить. Несмотря на это, женщины спешили в Камакура через всю страну, что бы добиться справедливости; в опасном путешествии их сопровождали приближенные и слуги. Некоторые вдовы самураев яростно защищали от посягательств унаследованные поместья, встав во главе отряда вооруженных слуг.

На севере Кюсю было немало женских монастырей и святилищ. В древние времена суеверные японцы поклонялись целому пантеону богинь, подобно греческому; религиозными обрядами руководили верховные жрицы. Упоминания о жрицах можно найти и в источниках, относящихся к концу периода Муромати (с 1336 – 1573 гг.) Это побудило исследователей предположить, что на протяжении всей истории страны общество на севере Японии было патриархальным, а на юге преобладал матриархат. Интересно отметить, что на юге Японии развивалось в первую очередь земледелие, выращивание риса, а жители севера занимались преимущественно охотой. Когда власть «аграрного юга» постепенно распространилась на «охотничий север», начались конфликты между правительством Киото и «варварами»-эмиси.
Неудивительно, что в иерархическом обществе, пребывающем в процессе постоянных изменений, находились сильные духом и решительные женщины, стремившиеся к власти и добивавшиеся ее. Будучи продуктом конкретной системы, самурайские женщины стали ее прочнейшим основанием и выразителями идей своего класса.

После смерти Минамото Ёритомо его вдова Масако сумела войти в бакуфу с помощью своего отца Ходзё Токимаса. В сущности, Масако пользовалась большей властью, чем ее отец, благодаря положению вдовы сёгуна и матери его сына. По свидетельствам историков, Масако была проницательной, ловкой и отважной женщиной, обладавшей огромным влиянием как при жизни своего мужа, так и после его смерти. Кстати, после смерти Ёритомо Масако, по сути, управляла страной – это был единственный случай, когда верховная власть в стране находилась в руках женщины, не являющейся императрицей. Разумеется, Масако ни в коем случае не правила официально, но её власти и влияния это нисколько не умаляло.

АКТЕР
«Актёр кабуки в роли воительницы Томоэ Годзэн».
Художник Утагава Тоёкуни, 1800 год.

Томоэ Годзэн является одним из нескольких реальных примеров настоящих женщин-воинов феодальной Японии. В то время как бесчисленное количество женщин в японской истории время от времени было вынуждено браться за оружие (например при защите своих замков), то Томоэ Годзэн была без сомнения совершенным воином. Она была женой Кисо (Минамото) Ёсинака (хотя «Хэйкэ Моноготари» говорит о ней как о женщине-вассале), который восстал против Тайра и в 1184 захватил Киото после победы в битве при Курикава.
После того, как Тайра были вытеснены в западные провинции, Ёсинака стал настойчиво внушать остальным, что именно он достоин принять на себя мантию лидерства в клане Минамото. Это решение побудило Минамото Ёритомо атаковать Ёсинака.
Ёсинака и Томоэ встретились с воинами Ёритомо в отчаянной битве при Авадзу, в которой Томоэ захватила по крайней мере одну голову.
Вот что говорит Хэйкэ Моногатари о Томоэ Годзэн:
«… Томоэ была чрезвычайно красива, с белой кожей, длинными волосами, очаровательными чертами лица. Она была также искусной лучницей, а в бою на мечах одна стоила сотни воинов. Она готова была биться с демоном или с богом, на коне или пешей. Она обладала великолепным умением укрощать необъезженных лошадей; невредимая спускалась с крутых горных откосов. Какой бы не была битва, Ёсинака всегда посылал ее вперед как своего первого капитана, экипированную отличной броней, огромным мечом и мощным луком. И она всегда совершала больше доблестных деяний, чем кто-либо другой из его войска…»
Хэйкэ Моногатари повествует далее, что Томоэ была в числе 5 последних оставшихся в живых в битве при Авадзу; и что Ёсинака, чувствуя, что смерть близка, приказал ей спасаться бегством. Она подчинилась с большой неохотой, напоследок сокрушив одного из воинов Минамото – Онда-но-Хатиро Моросигэ, отрезала его голову и благополучно скрылась.
В некоторых источниках написано, что Томоэ на самом деле погибла в битве вместе со своим мужем, другие утверждают, что она спаслась, уехала в Западные провинции и стала монахиней.

В период Муромати жена равнодушного сёгуна Асикага Ёсимаса по имени Хино Томико стала самой богатой и влиятельной женщиной Японии.
Далеко не бесправными были не только аристократки, но и женщины из низших слоев общества – из сословия крестьян, ремесленников, торговцев и ростовщиков. Однако в период Сэнгоку, с конца ХV и до середины ХVІ в., когда судьбу провинций решала только сила и военная мощь, женщины постепенно утратили власть. Последней из влиятельных правительниц была Ёдогими, мать Тоётоми Хидэёри, которая покончила с собой в 1615 г., когда замок Осака сдался Токугава Иэясу.

К женщинам из сословия самураев может применяться термин букэ-но-онна, означающий «женщина из класса букэ (буси)», но в отличие от «онна-бугэйся», он не означает, что женщина реально участвовала в битвах наравне с мужчинами, а лишь говорит о её происхождении и возможно о том, что она получила традиционный для женщины самурайского класса минимум знаний в рукопашной борьбе и фехтовании.
От обычных представительниц сословия самураев не ожидали участия в сражениях, но, тем не менее, от женщины требовалось, чтобы они могли защитить себя и дом и обучить детей. По бусидо, первым долгом женщины-самурая считалось служение своему супругу. Кодекс бусидо восхвалял также женщин-самураев, «которые были способны подняться выше несовершенства и недостатков, свойственных их полу, и проявить героическую силу духа, которая могла бы быть достойной самых храбрых и благородных мужчин». Из оружия женщин учили пользоваться главным образом нагинатой (искусство нагинатадзюцу), а также копьём яри, цепями и веревками. Вместо катаны они имели танто. «Обычным для копья местом хранения было место над дверью в жилище, так как таким образом женщина получала возможность использовать его против атакующих врагов или любого незваного гостя, проникшего в дом. Также женщины с не меньшим мастерством умели обращаться с коротким кинжалом (кайкэн), который, подобно вакидзаси воинов-мужчин, всегда находился при ней — в рукаве или за поясом. Кайкэном можно наносить как молниеносные удары в ближнем бою, так и метать его со смертоносной скоростью». Этот нож вручался ей в день достижения девушкой-самураем совершеннолетия (в 12 лет) согласно ритуалу.
ДЕВУШКА В 12 ЛЕТ

«Иси-ё, жена Обоси Ёсио с нагинатой»
Куниёси, 1848 г.

Также кайкэн был необходим в совершении ритуального самоубийства (женский вариант этого действа носит название дзигай и был распространён так же широко, как и сэппуку у мужчин). Причем, женщины не вспарывали свой живот подобно мужчинам, а перерезали себе горло. Ещё одним строгим правилом ритуала было обязательное связывание собственных лодыжек, дабы и после смерти выглядеть пристойно. Когда возникала реальная угроза попасть в плен к врагу, они не только решительно принимали смерть от рук родственников мужского пола или их командиров, но и сами убивали мужчин, если по какой-то причине они не могли или не желали совершить ритуальный акт и не щадили в такой ситуации ни себя, ни своих детей.

При необходимости самурайские женщины брали на себя обязанности по осуществлению мести, которая считалась единственно возможной реакцией (согласно японскому толкованию конфуцианства) на оскорбление или убийство господина. Даже в течение застойного периода сёгуната Токугава женщины строго соблюдали принцип безусловной преданности своему клану — порой даже строже, чем мужчины».

Подобное положение сохранялось в XI—XVII вв. В начале XIII века были приняты законы, которые дали женщинам равные права наследования с братьями и право завещать имущество. Однако к XVII веку уважение к женщинам в самурайских родах заметно уменьшилось. Их положение ухудшилось, из-за чего они превратились в пешек на матримониальном рынке (что особенно заметно наряду с общей тенденцией к гомосексуализму среди самураев). Тем не менее, стойкость духа и привычки к обучению в самурайских семьях сохранялись, о чём свидетельствуют записи о гражданской войне Босин, когда во время обороны хана Айдзу (1868 год) некоторые женщины потрясли соотечественников своими подвигами.

В мирные времена периода Эдо женщины в обществе самураев занимали незавидное положение в полном соответствии с конфуцианским учением. Несмотря на их ум и житейскую мудрость, за ними признавали только право быть прислугой. Конфуцианских принципов, отводивших женщинам вторые роли в обществе, японцы придерживались и в ХІХ в., после реставрации Мэйдзи.
Прошло немало времени, прежде чем женщинам удалось вернуть себе былое положение; наследие феодального прошлого утратило свою значимость только после трагических событий Второй мировой войны. Сегодня реформаторы ведут активную борьбу за права японских женщин.

ЖЕНЩ 2

Использованные источники:
1. Мицуо Курэ. Самураи — иллюстрированная история. – М.: ООО «Издательство Астрель», 2006,
2. Женщины-самураи. — По материалам издания Оскар Ратти О, Адель Уэстбрук
3. Миннакири Дзёю. Томоэ Годзэн – женщина-воин.
4. Александр Синицын. Самураи – рыцари Страны восходящего солнца. История, традиции,